приказ Жукова командущему 43 -й армией К Д Голубеву 22 октября 1941 г

http://civilization-history.ru/post/100655453651

приказ Жукова командущему 43 -й армией К Д Голубеву 22&дить с заниаемого рубежа до 23&прещаю.
2. На 17-ю дивизию немедлено послать Селезнева, командира 17 сд немедлено арестовать и перед строем растрелять
17-й дивизии, 53-й дивизии заставить вернуть утром 22.10. Тарутино во что бы то ни стало, включительно до самопожертвования.
3. Вы докладываете о малом количестве бойцов в соединениях и больших потерях, ищите немедленно в тылах, найдите и бойцов и вооружение.
4. В обороне в полной мере применять РС-ы не жалея снарядов. Самому находится на (КП) в районе боевых действий. Для обороны района Горки, Каменка, подчиняю Вам еще одну Воздушно-десантную бригаду и танковую бригаду, которую из Кресты можно пододвинуть ближе к Горкам, но учтите, что если Вы также не будете жалеть танки, как не жалели их сегодня, бросая в лоб на противотанковую оборону и от этой бригады ничего не останется, как не осталось от хорошей 9-й танковой бригады.
Жуков, Булганин. Передано в 4.45&

Иван Грозный сватался к английской королеве Елизавете I, но в ходе переписки получил отл русский царь.

http://civilization-history.ru/post/100314909211

Иван Грозный сватался к английской королеве Елизавете I, но в ходе переписки получил отказ. Елизавета I была единственной женщиной, в переписке с которой состоял русский царь.

18 октября 1723 - на острове Котлин Петром I заложена крепость Кронштадт, главная база Балтийского флота.

http://civilization-history.ru/post/100308536426

18 октября 1723 - на острове Котлин Петром I заложена крепость Кронштадт, главная база Балтийского флота.

16 октября 1920 г

http://civilization-history.ru/post/100148127706

16&рьковские договорённости правительства УССР с Махно. В этот же день Махновцы прибыли на фронт. Против корпус Кутепова
Командовал отрядом Каретник , конницей руководил Марченко, также в отряде были тачанки и 3500 экипажа. сам Махно болел
из книги В истории махновщины последнее договорённость с большевиками в октябре 1920 года о совместных действиях против Врангеля и последовавший сразу вслед за разгромом Врангеля разрыв этого договорённости - несомненно, 1 из самых загадочных моментов. В свое время он был затемнен умышленно. Скажем, участие махновцев в героическом форсировании Сиваша в более или менее серьезной исторической литературе лишь иногда признавалось открыто. В общедоступных книгах, в кино, в школьных учебниках - которые, собственно, и формируют общепризнанную картину прошлого, - оно даже не упоминалось. Сейчас, с открытием &ов, легко отделаться от пропагандистских мифов прошлого.
Труднее проследить за боевыми действиями конкретных махновских частей в составе Красной армии, оценить их роль в разгроме врангелевцев: здесь очень много сырого архивного материала, который нуждается в элементарной систематизации. Но в конце концов эта задача будет, конечно, выполнена историками. Наиболее таинственна в этой истории та её часть, которая касается &ьшевистскими руководителями в Харькове. Тут не вполне ясна роль Москвы, конкретные роли высших партийных и государственных чинов. Кто предложил инсценировать переговоры с повстанцами? От кого затем исходил приказ об аресте их делегации и разгроме частей? Почему и на этот раз большевики не продемонстрировали способности к компромиссу и предпочли действовать по старой схеме: обвинить Махно в неповиновении - объявить вне закона - уничтожить? И почему, наконец, сам Махно, зная методы политической борьбы большевиков, поверил в серьезность союза? Почему он уверился, что ему простится то, что ни одному мятежнику не прощалось? Самовольств девятнадцатого года с избытком хватило бы, чтобы его убрать с дороги, а тут еще - 8 месяцев резни 1920-го! На что он мог рассчитывать? Почему, действительно, было ему не сделаться союзником генерала Врангеля, самого либерального из всех белых военачальников, который сам предлагал Махно сотрудничество? Где логика?
Вот эту логику и надо понять, чтобы разгадать тайную подоплеку союза махновцев с Красной армией. Но тогда придется, несомненно, вернуться нам немного назад, в то время, когда Крым еще казался последней неприступной твердыней белого дела и действительным средоточием всех глубоко мыслящих и глубоко чувствующих людей России. Только потом выяснилось, что это иллюзия, что действительно думающих, неравнодушных и деятельных было чрезвычайно мало, но до ужаса, до удушья много было людей бывших - бывших журналистов, бывших министров, полицеймейстеров, священников без приходов, помещиков без земли и фабрикантов без богатства, - отчего, однако, амбиции этих людей нисколько не уменьшались, а может быть, даже возрастали - в преувеличенно-патетических требованиях у военных властей денег, должностей, бумаги для газет и помещений для учреждений… Крым не мог не пасть: слишком размягченная собралась здесь публика, слишком много было собственно &х легионов нужны были солвремени, офицеры, граждане… Но это видно сейчас, это стало видно, когда Крым пал.
А в начале 1920 года все виделось иначе.
В конце марта с прибытием марковской дивизии из Новороссийска в Севастополь эвакуация остатков деникинской армии в Крым была завершена. Армию удалось спасти. Казалось, можно спасти еще и белое дело.
Первым шагом на этом пути представлялась замена главнокомандующего. Ультиматум А. И. Деникину предъявил генерал Кутепов, заявивший, что после всего происшедшего в Новороссийске, после бегства и малодушного отступления перед партизанскими бандами & не доверяет ему так, как раньше.
Деникин понимал, что означают эти слова. Армии необходим был новый вождь. Под него давно копал Врангель, рвался к власти честолюбивый Слащев. Новороссийский разгром совершенно деморализовал войска: это уже по тому было видно, с каким трудом удавалось пресечь бесчинства переправленных в Крым частей. Сам генерал Кутепов так усердствовал в наведении дисциплины, что вызвал даже протест симферопольского земства: &и посылать своих детей в школы из-за болтающихся на фонарях висельников&кими мерами нельзя ни спасти армию, ни добиться победы. Во главе войск должен был стать другой военачальник, способный выдвигать новые идеи.
Главных претендентов на этот пост было, как уже ясно, два. Первый - генерал Яков Слащев-Крымский, отвоевавший для белых Крым, первым сообразивший - когда еще Доброармия вяло стекала на Дон, - что спрятаться можно будет только на полуострове, и первый замкнувший крымские перешейки силами своего корпуса. Слащев был человек необыкновенного военного дарования, даже пристрастие к кокаину не притупляло его талант, а только, может быть, делало его парадоксальнее и злее.Вторым был генерал Петр Врангель, политический оппонент Деникина, тайно интриговавший за его спиной и несколько раз пытавшийся угрозами отставки подтолкнуть главнокомандующего к более решительным внутренним реформам.

Письмо француза об обороне Севастополя

http://historical-info.ru/post/100080835816

Письмо французского солвремя из Крыма, адресованное в Париж некоему Морису, другу автора:

"Наш майор говорит, что по всем правилам военной науки им давно пора капитулировать. На каждую их пушку - у нас 5 пушек, на каждого солвремя - десять. А ты бы видел их ружья! Наверное, у наших дедов, штурмовавших Бастилию, и то было лучшее оружие. У них нет снарядов. Каждое утро их женщины и дети выходят на открытое поле между укреплениями и собирают в мешки ядра. Мы начинаем стрелять. Да! Мы стреляем в женщин и детей. Не удивляйся. Но ведь ядра, которые они собирают, предназначаются для нас! А они не уходят. Женщины плюют в нашу сторону, а мальчишки показывают языки.

Им нечего есть. Мы видим, как они маленькие кусочки хлеба делят на пятерых. И откуда только они берут силы сражаться? На каждую нашу атаку они отвечают контратакой и вынуждают нас отступать за укрепления. Не смейся, Морис, над нашими солвремями. Мы не из трусливых, но когда у русского в руке штык - дереву и тому я советовал бы уйти с дороги. Я, милый Морис, иногда перестаю верить майору.

Мне начинает казаться, что война никогда не кончится. Вчера перед вечером мы четвертый раз за день ходили в атаку и четвертый раз отступали. Русские матросы (я ведь писал тебе, что они сошли с кораблей и теперь защищают бастионы) погнались за нами. Впереди бежал коренастый малый с черными усиками и серьгой в одном ухе. Он сшиб двух наших - одного штыком, другого прикладом - и уже нацелился на третьего, когда хорошенькая порция шрапнели угодила ему прямо в лицо. Рука у матроса так и отлетела, кровь брызнула фонтаном. Сгоряча он пробежал еще несколько шагов и свалился на землю у самого нашего вала. Мы перетащили его к себе, перевязали кое-как раны и положили в землянке. Он еще дышал: &авим его в лазарет, - сказал капрал. - А сейчас поздно. Чего с ним возиться?&оснулся, будто кто-то толкнул меня в бок. В землянке было совсем темно , хоть глаз выколи. Я долго лежал, не ворочаясь, и никак не мог уснуть. Вдруг в углу послышался шорох. Я зажег спичку. И что бы ты думал? Раненый русский матрос подполз к бочонку с порохом. В единственной своей руке он держал трут и огниво. Белый как полотно, со стиснутыми зубами, он напрягал остаток своих сил, пытаясь одной рукой высечь искру. Еще немного, и все мы, вместе с ним, со всей землянкой взлетели бы на воздух. Я спрыгнул на пол, вырвал у него из руки огниво и закричал не своим голосом. Почему я закричал? Опасность уж миновала. Поверь, Морис, впервые за время войны мне стало страшно. Если раненый, истекающий кровью матрос, которому оторвало руку, не сдается, а пытается взорвать на воздух себя и противника - тогда надо прекращать войну. С такими людьми воевать безнадежно&

Египетско-хеттские войны

http://civilization-history.ru/post/100072207111

Египетско-хеттские войны.

Войны между Египтом и Хеттской державой (государством Хатти), занимавшей территорию Малой Азии, за господство в Палестине, Сирии и Финикии.
По утверждению египетских источников, первыми на границы Египта напали хетты. Египетский фараон Рамсес 2 двинулся в поход против хеттского царя Муваталли на пятый год войны. Сражение произошло в 1312 году до н.э. у города Кадета (Кинзы) в Сирии, где 20-тысячное египетское войско, в котором преобладали нумидийские наемники, столкнулось с 30-тысячной армией хеттов (по другим данным, у Муваталли было 35 тысяч воинов, в том числе 6 тысяч всадников и 3500 боевых колесниц). В войске хеттов численно преобладали малоазийские и палестинские союзники. Египетское войско, как и хеттское, состояло из пехоты и колесниц и было разбито на 3 отряда. Связи на марше между отрядами не было. Рамсес полагал, что противник находится далеко к северу, и с передовым отрядом двинулся к Кадету, рассчитывая занять крепость до подхода хеттов. Но отряд попал в засаду, устроенную малоазийскими союзниками хеттов, в том числе дарданянами - как считается, легендарными троянцами гомеровского эпоса. Фараон поверил сообщению подосланного к нему лазутчика, утверждавшего, будто хеттские войска отступили к северу от Кадета, и поспешил занять город. Об отступлении хеттов докладывали ему и командиры египетских отрядов в Палестине. Неожиданно перед отрядом фараона выросла стена неприятельских колесниц, прорвавших египетский строй и почти достигших ставки Рамсеса. Эти колесницы были переправлены вброд через реку Оронт. Они были больше египетских и несли экипаж из трех человек: возницы и двух стрелков. Фараон на колеснице вместе со своими телохранителями ринулся в битву и вскоре оказался в окружении. Однако скученность громоздких хеттских колесниц мешала хеттам использовать свой успех. Тут Рамсеса спас подошедший к полю боя отряд отборных &обережья. Их колесницы внесли смятение в неприятельские ряды. Хеттские колесницы оказались под двойным ударом. Многие из них были сброшены в реку Оронт. Однако Муваталли послал в бой еще тысячу колесниц, и военное счастье вновь стало клониться на сторону хеттов. Лишь с большим трудом отряд фараона после подхода подкрепления смог вырваться из окружения. При этом египтяне расстроили вражеские ряды и захватили пленных. Но хеттское войско не было разгромлено и в порядке отступило к Кадету. Муваталли почти не использовал в бою свою пехоту и сохранил достаточно сил для продолжения битвы на другой день. На следующий день сражение не имело решительного исхода. Когда египтяне начали было одолевать, из ворот Кадеша вышел 8-тысячный отряд под командованием Муваталли. Он остановил натиск египтян и дал возможность хеттскому войску спокойно укрыться за крепостными стенами. Обе стороны за 2 дня боев понесли большие потери. Овладеть Кадешем египтянам не удалось. По предложению Муваталли было заключено перемирие. Рамсес обезопасил Палестину от хеттских притязаний. Хетты, в свою очередь, сохранили свой контроль над Сирией.

Через 3 года война возобновилась, и египетские войска опять дошли до сирийской границы. Фараону пришлось подавить восстание своих палестинских подданных из племени ханаанеян и взять ряд крепостей в Палестине и Южной Сирии.
Штурм города обычно происходил следующим образом. С помощью топоров египтяне старались сокрушить крепостные ворота, а длинные лестницы помогали им взбираться на стены. Наступающие прикрывались щитами и передвижными стенками с навесами. На обороняющихся обрушивался град стрел, дротиков и камней. Население покоренных городов обращалось в рабство.

Египтянам удалось также захватить крепость Дебир в подвластной хеттам Северной Сирии и Дапур в малоазиатских владениях хеттов. В 1296 году, уже при новом хеттском царе Хаттусили III, между Египтом и Хеттской державой был заключен мирный договор, скрепленный браком Рамсеса с дочерью Хаттусили. Обе стороны признали раздел Сирии и оставили Палестину за Египтом. Фараон, хотя и доказал свое военное превосходство над хеттами, отныне видел в дружеских отношениях с недавним врагом гарантию сохранения своего контроля над сиро-палестинскими землями. С местных князей Египет брал только дань, предпочитая не держать там постоянно значительных контингентов войск. Увеличение размера дани приводило к восстаниям только тогда, когда местные властители могли опереться на хеттскую поддержку. Теперь же, после примирения Хатти с Египтом, население Палестины стало куда менее склонно к мятежам.

Кодекс Императрицы Екатерины

http://civilization-history.ru/post/99936787941

Необходимо отметить, что именно в Императорской России, и при том в XVIII веке, в царствование Императрицы Екатерины 2 (1762-1796), в первый раз во всём мире, были изданы законы касательно условий труда: был запрещён труд женщин и детей, на заводах был установлен 10-часовой рабочий день и т.д. Характерно, что кодекс Императрицы Екатерины, регулировавший детский и женский труд, отпечатанный на французском и латинском языках, был запрещён для обнародования во Франции и Англии, как &